Профессиональное выгорание у психотерапевтов (текст Антона Семёнова)

 

Выгорание1В последнее время мне попадается много статей и обсуждений на тему профессионального выгорания у психологов. А так как я считаю профессиональное выгорание для человека вещью неестественной, то решил высказать свое мнение по этому вопросу.

На мой взгляд, «выгорать», то есть истощаться, нормально, только если работа – это вынужденное занятие. Если же человек занимается делом, которое ему интересно, и перестает им заниматься, если интерес потерян – то «выгореть» просто невозможно.

По моему мнению, психотерапия – самая интересная на свете профессия. Поэтому если у психотерапевта появляются симптомы профессионального выгорания, то надо не с ними справляться, а задуматься, что ты делаешь не так. И самый первый симптом – это потеря интереса. Если предстоящая встреча с клиентом или группой не вызывает интереса и не привлекает, то уже что-то пошло не так.

Если у психотерапевта есть соответствующий навык, то первые симптомы и причины выгорания он может отследить самостоятельно. Если же такого навыка нет, то может заметить только симптомы и для поиска причин ему потребуется взгляд снаружи или консультация. Попробую такую консультацию оказать прямо сейчас.

Я считаю, что, по сути, есть только три основные причины профессионального выгорания в нашей профессии

Много нового

профессиональное выгораниеХорошая психотерапия – это всегда много новой информации. С каждым клиентом терапевт отправляется в новое путешествие по уникальной территории внутреннего мира клиента. Нового может стать слишком много, больше, чем терапевт способен переварить. Здесь важно отследить свою текущую «санитарную норму». У вертолетчиков, например, есть такая санитарная норма – это 80 летных часов в месяц для обычных пилотов, и 100 – для продвинутых. У тех терапевтов, кто на сессиях работает, а не спит и не бредит, нормы бывают от 5 до 15 рабочих часов в неделю. Естественно, если терапевт ведет еще и группы, то норма часов индивидуальных сессий снижается.

Если клиенты у терапевта обычные люди, а не клинические пациенты или студенты, которые обязаны набрать часы индивидуальной терапии, то после «перебора» клиенты от терапевта «разбегаются» сами и он просто вынужден отдыхать. Как правило, расплата за «горячую неделю» — две-три недели низкой загрузки. Если же в этой ситуации терапевт не отдыхает, а наоборот начинает какой-либо вид «борьбы за клиентов», то он ещё сильнее отпугивает от себя клиентов и теряет свое профессиональное лицо. В результате он теряет и будущих клиентов, так как и коллеги и клиенты перестают его рекомендовать.

Если же есть обязательный поток клиентов, то отдыха не получается, и, если специально себя не защитить, депрессивные состояния терапевту обеспечены. Как и потеря репутации у коллег и клиентов.

Мало нового

выгорание

Волшебство нашей профессии в том, что каждый наш клиент уникален. Мало того, каждая сессия – это уникальное событие, отличающаяся от всех остальных сессий как с этим, так и со всеми другими клиентами. И это одна из причин, которые делают нашу профессию такой интересной. Однако пойти на контакт с новым – это отдельный вызов для психотерапевта. И осознанно или неосознанно он может этот вызов не принять. Тогда через некоторое время терапевт перестает критически осмысливать происходящее на сессии здесь и сейчас. Он чрезмерно следует протоколам и шаблонам применяемых им методов. Перестает понимать и игнорирует границы применимости этих методов. Начинает считать свои гипотезы относительно клиента истиной в последней инстанции.

Заметить этот процесс можно по двум симптомам. Первый – состояние скуки у терапевта на сессии. Второй симптом – странная унификация клиентов. Например, у терапевта в текущий момент времени двадцать клиентов в терапии, из которых девятнадцать – женщины от 28 до 33 лет со сложностями в отношениях с мужчиной. А двадцатый клиент – женщина 37 лет со сложностями в отношениях с мужчиной.

Один из самых очевидных способов лечения и профилактики проблемы такого рода – это регулярное обучение . Мой опыт показывает, что 20-25 учебных дней в году гарантированно избавляют от профессионального выгорания по этой причине.

Насилие

Выгорание-НасилиеТерапевт не может вести человека дальше, чем ходил сам. А размер собственной «разведанной территории» является одним из критериев оценки уровня терапевта. В результате постоянная работа над собой, увеличение «разведанной территории» становится необходимым условием сохранения профессионализма и профилактики выгорания.

Работать над изменением себя непросто, ходить на неизведанную «территорию» может быть страшно. И возникает соблазн разведать территорию за счет клиента. Начать разбираться с собственными проблемами на примере клиента. Испытывать такой соблазн — это нормально и это случается даже с хорошо обученными терапевтами. Опытный терапевт с ним в контакте и, естественно, выбирает другие варианты. Однако даже если не уследить и неосознанно поддаться этому движению, то ответная реакция клиента, удивление или недоумение, весьма характерна, и профессионал сразу же её заметит и позволит клиенту перевести работу в более актуальную для него тему. Далее терапевт может продолжить профессионально работать, а со своей всплывшей темой разобраться уже без клиента. Сам же клиент в зону, где терапевту сложно, никогда не пойдет (ему там страшно).

Если же терапевт не заметит или проигнорирует защитную реакцию клиента, и продолжит совершать насилие над клиентом, то вынужден будет держать два дополнительных фронта. Помимо обычного напряжения терапевтического контакта, ему нужно будет справляться с собственным сопротивлением неприятной для себя темы, а также удерживать клиента, который инстинктивно почувствует неуверенность терапевта и попробует уйти из опасной зоны. Естественно, что в таких условиях терапевт быстро устает и истощается. По нагрузке часовая сессия в таком режиме может сравняться с недельной, или даже двухнедельной «санитарной нормой».

Я думаю, что мои выводы относительно профессионального выгорания можно распространить и на все другие профессии. Ключевых симптомов два – это потеря интереса и появление раздражения. Это нормальные физиологические реакции на истощение. Они показывают, что нарушен баланс между «брать» и «давать», то есть в данном случае – что человек не получает от работы вознаграждения, адекватного своим вложениям. Это могут быть как деньги (если вы осознанно работаете за деньги) или репутация, так и новые знания и умения, удовольствие, удовлетворение, радость, гордость или другие эмоции.

Мой вывод прост: если приходится заставлять себя работать, если работа не радует, а раздражает, то стоит прислушаться к своему состоянию и довериться ему. Если работать не легко, а сложно, то стоит остановиться и провести ревизию своей мотивации, своих решений, своих действий и своих представлений о себе и своей профессии. Если тяжело, значит точно что-то идет не так.

 


Категория:  Методы , Тема недели

Метки: , , ,