Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что вина и стыд мешают людям решать свои жизненные задачи и мешают им быть счастливыми. Ведь эти чувства делают человека неуверенным, ограничивают его в выборе вариантов, заставляют сомневаться в своих решениях, лишают сил, обесценивают достижения, мешают интегрировать свой опыт и перестраиваться.

Практически в каждой терапевтической работе мы так или иначе касаемся  вины и стыда, часто работа с ними становится в терапии основной, местом решения проблемы. Хорошо, когда встретиться с виной и стыдом человеку помогает опытный терапевт. Это может быть легче и быстрее. Однако разобраться в себе и излечиться человек может и самостоятельно.

Зачем?

Зачем вообще оказались нужны вина и стыд? В чем их эволюционная ценность? Ведь мы потомки тех, кто выжил, их используя. А те, кто пытался обойтись без них, были отсеяны естественным отбором.

Большинство ученых сходятся в том, что в развитии человека был период, у нас в школе его называли временем родоплеменного строя, когда выживание отдельного человека целиком и полностью зависело от его социальной группы, то есть от племени или рода.

Я рассматриваю вину и стыд как продукт социального приспособления, который сформировался именно в тот период.

Вина нужна была для того, чтобы человек по собственной инициативе исправлял тот вред, который нанес группе.

А стыд – для того, чтобы заблокировать те желания человека, благодаря которым этот вред мог быть нанесен.

Во времена родоплеменного строя интересы группы были важнее человека, он был свободен в своих желаниях, выборе, действиях и оценках только в тех пределах, которые позволяла группа. И это действительно было эволюционным преимуществом.

cat_guilt2Сейчас мир сильно поменялся и мы можем поменяться вместе с ним, перестав использовать вину и стыд как средства регуляции своего поведения точно также, как мы перестали отращивать шерсть. Однако страшно. Ведь очень долгое время вина и стыд были очень полезными регуляторами. Благодаря им наши предки выживали много поколений. И теперь, чтобы поставить свои собственные интересы выше интересов группы, семьи, нам нужно совершить очень большой шаг в развитии.

 

Раньше, из-за того, что опасность была непосредственной и смертельной, нам требовалось четкое и неукоснительное соблюдение правил группы, быстрое и мощное включение деятельности по защите её интересов. Такой образ действий я называю «стратегия подчинения группе», в ней интересы группы стоят на первом месте, а интересы индивидуума – на втором (на самом деле это обычно пятое или шестое место, после всех групп, в которые включен человек – нация, семья, рабочий коллектив и т.д.). Теперь, благодаря более комфортным и безопасным условиям жизни, более выгодной становится «стратегия учета интересов группы», в которой на первом месте идут интересы индивидуума, а далее – интересы групп в порядке понижения их значимости – супружеская группа, ядерная семья, расширенная семья и т.д. Эти две ситуации и стратегии успеха в них отличаются примерно так же, как отличается успешное поведение человека, который стоит на проезжей части и на него несется грузовик, от поведения человека, который сидя на лавке под деревом в парке и поедая мороженое обдумывает маршрут дальнейшей прогулки.

Как?

Теперь посмотрим подробнее на то, как механизм вины и стыда работает.

Volya patriarchaВина и стыд являются реакциями на поведение или на намерения. Рассмотрим поведение, которое наносит вред группе. Очень понятно, когда это прямой вред, например, взял и потратил все деньги из семейного бюджета, не поехал копать картошку или не смог получить высокооплачиваемую работу. Но вред может быть также и косвенным, когда поведение вредит сплоченности группы. Это может быть и нарушение ритуала приема пищи, и выбор неодобряемой родителями профессии или неодобряемого ими супруга, и несовпадающее с другими членами группы политическое мнение. В общем, сюда относится любое нарушение ритуалов и заповедей, а также любое нарушение воли патриархов группы.

Посмотрим теперь на то, что же это за реакции. Чтобы блокировка была надежной, она должна быть сильной. Чтобы блокировать даже самые естественные желания (например, чтобы часовой не спал на посту и не ушел греться), она должна быть глубокой. В идеале вина и стыд должны побеждать даже инстинкт самосохранения, то есть «записывать» их нужно на рефлекторный уровень реагирования, как минимум рядом с инстинктом самосохранения.

Однако чем более «древняя» часть мозга командует, тем примитивней становится её команда. Поэтому вина и стыд не могут быть «умными» реакциями, то есть не могут на разные стимулы давать разный результат. Какой бы ни был стимул, реакция будет одна и та же. Любое запрещенное группой поведение, поступок вызовет одну и ту же реакцию, именно её я называю «виной». А любое запрещенное группой желание (потребность) вызывает одну и ту же реакцию, которую я называю «стыд». Такой вид реакций в физиологии принято называть «неспецифическими».

Реакции эти в сути своей простые и теперь мы можем в эту суть заглянуть.

Для группы важно, чтобы человек исправил тот вред, который он ей нанес. Для этого нужно, чтобы он был в настолько активном состоянии, чтобы ему было легче работать, чем не работать. И при этом чтобы перестал действовать по собственной инициативе (она то собственно и нанесла вред), и был легко внушаем, чтобы группе было легко им управлять. Достигается такой эффект комбинацией перевозбуждения и растерянности. Если человеку в этом состоянии сказать, что делать, он почувствует облегчение и побежит делать.

Другая ситуация, если действие еще не совершено. Тогда в первую очередь важно, чтобы действие не было совершено. Для этого включается слабость. Далее нужно погасить бунт в зародыше, поэтому «хотелку», которая хочет не того, чего надо, нужно отключить, или заставить человека сомневаться в правильном понимании своих потребностей, своих желаний. Такое состояние мы называем неуверенностью.

Так как реакции вины и стыда «записаны» на уровне рефлексов, то есть являются выученной рефлекторной реакцией, то теперь мы можем записать их в виде:

Реакции Вины и Стыда

Чувствовать вину или стыд – значит признавать тот факт, что ты замышлял или действовал против своей группы. Признать это – значит признать и то, что в этот момент ты «плох» для группы, значит лицом к лицу столкнуться с возможным отвержением, наказанием или изгнанием из группы. Ощущения не из приятных.

cat_guiltОднако в естественных, гармоничных отношениях вина и стыд – обычные, хоть и неприятные, указатели на обстоятельства, точно так же, как возбуждение указывает на наличие неудовлетворенной потребности, а радость – на обнаружение объекта, связанного с ожиданием удовлетворения потребности. В норме, взрослые помогают ребенку пережить эти чувства и использовать их энергию для лучшего понимания мира, коррекции своих действий, исправления ошибок и нахождения других способов удовлетворения своих потребностей. Для этого они, например, подсказывают ребенку, что пролитую кока-колу можно вытереть и помогают выжать тряпку. Или помогают понять его потребность, а также увидеть и реализовать альтернативные варианты её удовлетворения.

Если же этого не происходит, например, если после пролитой колы на ребенка кричат, выгоняют из кухни,  потом он слышит, как мама сквозь слезы моет полы и причитает «за что мне такое наказание», то «энергия вины» остается не использованной и остается в организме, а ребенок продолжает чувствовать вину.

Другой пример. У ребенка забрали игрушку. У него возникает естественная агрессия, направленная на то, чтобы вернуть утраченное. Однако срабатывает стыд, ведь «драться нельзя», и ребенок моментально начинает ощущать себя слабым и неуверенным, он уже не помышляет о возврате игрушки, и, скорее всего, переключается на какое-то другое занятие. Агрессия остается нерастраченной и чувство стыда продолжает быть нужным, чтобы её сдерживать.

К сожалению, большинство из нас росли в среде, в которой за ошибки «били» виной, за сильные желания наказывали стыдом, а алгоритм искупления не имел критерия достаточности – долг перед группой/семьей сразу был бесконечным и неоплатным.

В результате этого вина и стыд накапливались в нас, и чтобы не ощущать их непрерывно, мы учились от них защищаться.

Способы защит от вины и стыда у нас весьма разнообразны и каждый защищается по-своему, специфически, в зависимости от особенностей своей семьи и окружения, текущей ситуации. Это может быть, например, суета, перенос ответственности или гиперответственность, «ответственность за весь мир», «уход в работу» или «уход в заботу»,  увлечение своими болезнями, ипохондрия, или увлечение «теориями заговора», вечный поиск смысла жизни или «своей половинки», или что-то ещё. В нашей культуре чувства вины и стыда люди часто прячут за сожалениями, обидой, горем, злостью, сочувствием, отрицанием. При этом «продвинутые пользователи» могут использовать несколько разных защит в зависимости от обстановки. Например, на работе они защищаются одним образом, дома – другим, с друзьями – третьим.

Цикл Вины

Когда у человека что-то хронически не получается в жизни, я всегда ищу цикл. Ведь если бы последовательность его состояний и действий не была закольцована, то после каждой попытки человек бы становился опытнее и сильнее, получал бы новые результаты, и, в конце концов, справился бы со своей задачей так или иначе. Рисуя с клиентами их жизненные сценарии в том или ином виде деятельности, в их «сценариях неуспеха» часто возникают состояния, которые клиент опознает как «вину» или «стыд».

Например, на одном из сеансов клиентка рассказала, что её разведенная и вечно несчастная мама часто говорила фразу «как ты можешь заниматься собой, когда мне так плохо». Недавно эта клиентка пришла ко мне с запросом: «Сейчас мне хорошо. Я хочу закрепить это состояние, чтобы не стало плохо». Мы стали разбираться.

В результате мы выяснили, что когда ей хорошо, она чувствует вину перед другими людьми, ей кажется, что чувствовать себя хорошо, когда другие страдают – это очень плохо и неприлично. Из-за этого она переключается на «других», старается «сделать им хорошо». Естественно,  осчастливить других  у неё не получается и на эту неудачу она реагирует «раздражением, злостью, бешенством», что приводит к скандалу. При этом клиентка отметила, что скандалы для нее всегда имеют «внешнюю», реальная ссора, и «внутреннюю», мысленное конструирование разговора, составляющие. И чем меньше энергии ушло на реальную ссору, тем больше она переживает ссору «в голове». В любом случае, скандал, проявленное или непроявленное раздражение приводят к разрыву контакта. Например, после последнего разговора с мамой они так обиделись друг на друга, что никто никому не звонил две недели (в норме – раз в два дня).

На вопрос, «что ты делаешь после разрыва контакта?», клиентка ответила: «Делаю, что хочу». «И как ты себя при этом чувствуешь?» — «Через некоторое время мне становится хорошо». Схема, которую мы с клиенткой нарисовали на этой сессии, выглядела примерно так:

Цикл Вины

Посмотрев на эту схему, клиентка рассказала, что она таким образом строит свои отношения и с подругами, и на работе, что практически каждое утро на работе начинается с хорошего настроения, а заканчивается — скандалом.

Цикл Стыда

Другой мой клиент обратился по поводу хронических неудач в реализации своих проектов. Как оказалось, жизненный сценарий во всех неудачных проектах последнего времени был примерно одинаковым. Мы записали его в виде следующей схемы:

Цикл Неудачи

Практически все неудачи он объяснял тем, что он «постоянно находит не тех людей». Однако более тщательный анализ показал, что в «обычном» и «стандартном», а также в проектах, где он чувствует себя более уверенно, он превосходно справлялся и с подбором специалистов, и с получением от них нужного результата.

Мы стали искать отличия в успешных и неуспешных проектах и вот некоторые фразы, которые я записал за клиентом:

- Нельзя так сильно хотеть

- Из сильного желания ничего не получится

- Можно сильно хотеть того, что ты на самом деле не хочешь, того, что приемлимо и удобно, в чём есть коллективный, семейный опыт

- Нельзя делать то, что в твоей семье не делали, всем за тебя будет стыдно, всем придётся оправдываться. Нам будет за тебя стыдно.

После этого клиент рассказал, как в детстве он с родителями отдыхал в доме отдыха и там играл с детьми из детдома в «Монополию». Потом он обнаружил, что дети украли у него игровые деньги и пожаловался отцу. Тот пошёл разбираться. В результате папа подарил «Монополию» детям из детдома. Клиент рассказал, что после этого ему было очень стыдно за то, что он хотел чего-то для себя, ведь правильно было жалеть и заботиться о других. «Эгоист — главное ругательство в нашей семье» — припомнил он.

Обобщив своё исследование, клиент составил ключевую фразу-проблему в виде:

«Страстно желать чего-то для себя – стыдно».

Стало понятно, что в своих амбициозных проектах отношения со специалистами клиент строил уже будучи слабым и неуверенным, ведь как только он по-настоящему «включался» в проект, чувствовал сильный подъём энергии, сразу же включался стыд. Уточненный сценарий теперь выглядел так:

Цикл Стыда

Как лечить

Конечно, работать с виной и стыдом очень непросто даже в компании психотерапевта. Этот процесс требует времени и аккуратности. Любое принуждение, будь то понукания «терапевта» или работа клиента «через силу», «на силе воли», приводит к противоположному результату. Однако обуздать вину и стыд, научиться использовать их как указатели, а не как «руководителей процессов», можно, и можно сделать это самостоятельно.

Задача вины – исправить. Стыда – не допустить. Кому-то другому, например, сообществу, государству или семье нужно, чтобы человек перестал действовать исходя из собственных интересов, а наоборот, стал действовать во вред себе, но на благо группы. Причем для идеального решения задачи нужно, чтобы он делал это не вынужденно, под принуждением, а по собственной инициативе. Наиболее эффективным естественным способом добиться этого является мобилизация, переключению человека в режим вынужденного действия, то есть в режим выживания. Если при этом человек убежден, что он сам по себе слаб и его благополучие целиком зависит от благополучия группы, то задача полностью и эффективно решена – он действует в ущерб себе на благо группы, а его способность критически оценивать ситуацию, свои и чужие действия и мотивации заблокирована режимом выживания.

Однако вина и стыд не только вредны, но и полезны. Как боль от ожога помогает осознать, что хвататься за казан голыми руками – не лучшая идея, так и вина и стыд помогают нам обратить внимание на то, что наши действия могут или уже приносят вред нашей группе. В норме мы, взрослые разумные люди, способны осознавать внутренние стимулы и внешние обстоятельства, способны выбирать, принимать решения, осознанно действовать и признавать последствия своих действий, какими бы они не были.  В этой норме вина и стыд не вынуждают нас действовать тем или иным способом,  а лишь сигнализируют нам о том, что что-то, возможно, пошло не так. В этой же норме далее мы способны осмыслить свои вину и стыд, разобраться в том, что их вызвало, дать оценку их адекватности или неадекватности, и скорректировать свое поведение.

Телесно мобилизация, переключение в боевой режим, у нас связана с типом дыхания и с мышцей под названием диафрагма. В спокойном режиме, в развитии, когда все хорошо, для нас естественно дышать животом, то есть на вдохе диафрагма растягивается, опускается вниз, а живот надувается. Благодаря такому дыханию по всему организму циркулирует лимфа (диафрагму еще называют «сердцем лимфы»), происходит массаж и питание внутренних органов, естественным образом идут процессы пищеварения и очистки.

В боевом режиме диафрагма напряжена и создает дополнительную опору внутри тела для того, чтобы конечности могли совершать сильные и/или быстрые движения. В таком положении организм вынужден увеличивать объем легких только за счет расширения грудной клетки и поднятия ключиц. Мы этот тип дыхания еще называем грудным.

Каждый раз, когда у нас «включаются» вина или стыд, мы можем заметить это по неоправданному переходу на грудное дыхание (если вы поднимаете диван, или ускоряетесь на стометровке, то переход на грудное дыхание вполне оправдан). Если в этот момент вы сможете «встретить» свою эмоциональную реакцию и напомнить себе, что грузовик на вас не несется, а вы сидите на лавочке в парке, то вы сможете сохранить управление своей жизнью, сориентироваться в текущей ситуации и поступить лучшим для себя образом. В следующий раз, кстати, за счёт переобучения, в аналогичной ситуации реакция стыда или вины будет менее сильной, с меньшим выбросом энергии.

Для того, чтобы «встретить» вину и стыд и успокоиться, я использую небольшой комплекс из двух упражнений, который можно использовать каждый раз, когда возникло подозрение на «включение» стыда или вины.

vtyagivanieПервое упражнение – «Втягивание живота». Сделайте ОДИН боевой вдох, то есть вдох в грудь с одновременным втягиванием живота (в фитнесе и бодибилдинге есть похожее упражнение -  «вакуум в животе», но оно делается на выдохе). Задержитесь в этом положении и попробуйте втянуть живот ещё сильнее, «к самой шее». На выдохе позвольте диафрагме опуститься вниз, а животу – расслабиться и «стечь» вниз. Вы уже выполняете второе упражнение комплекса – «Брюшное дыхание». Надувая живот, сделайте вдох, а выдох постарайтесь сделать за счёт расслабления. Сделайте три-четыре медленных цикла. Почувствуйте, насколько спокойней вам стало, обратите внимание на позу своего тела, на то, насколько устойчивее вы стали стоять.

 

Узнать больше о режимах Развития и Выживания можно из моей книги «Травмы Развития: почему не получается жить как хочется, и что с этим делать», разобраться со своими «удачными» и «неудачными» жизненными сценариями можно на семинаре «Легко жить легко».


Категория:  Методы

Метки: , , , , ,