#‎ЯнеБоюсьСказати‬ ‪#‎ЯНеБоюсьСказать

У этого флешмоба есть два аспекта, личный и социальный.

Начну с социального. С точки зрения общества, среды общения и взаимодействия, в которой живем мы и наши дети, этот флешмоб имеет большое позитивное значение. Практически все истории, которые я сейчас читаю в своей ленте на фейсбуке, это истории людей моего поколения, людей, которые сейчас в самом активном периоде своей жизни. Именно наши действия определяют, каким социум будет завтра, именно от нас зависит по каким правилам и кто будет жить в этом социуме.

Мои детям 15, 8 и 5 лет. И я очень не хочу, чтобы они попадали в те ситуации, через которые пришлось пройти мне. Я хочу, чтобы они знали как и умели за себя постоять. Чтобы они не боялись и не стеснялись рассказать мне о любых угрозах. Если же я и вы будем действовать также, как действовали взрослые во времена нашего детства, если будем поступать по тем же правилам, то всем этим желаниям не суждено будет осуществиться.

И первое и главное социальное правило, которое во многом послужило и причиной самих происшествий, и причиной того, как мы через них проходили, это правило молчания. Общество, в котором мы выросли, это общество слабых и бесправных.

Истории о сексуальном шантаже студентки со стороны профессора, прохожих, сбитых пьяным «сыном депутата» или русского крепостного, вынужденного наблюдать за тем, как барин уводит в баню его жену и дочь — это истории про одно и то же, про насилие и про выбор. Признать ТАКОЕ насилие, значит либо реагировать и действовать, бороться в полную силу и до победы, либо смириться и утратить последнее самоуважение и сломаться. Что делать, если сил бороться нет, а ломаться не хочется? Молчать, сделать вид, что ничего не происходит

Я был подростком, когда раскрыли дело Чикатило, педофила-убийцы. В тот же год у нас в области поймали такого же серийного педофила-убийцу. Точно также, как и с Чикатило, тот несколько лет совершал свои преступления, но их не сводили в одно дело, потому что «в Советском Союзе педофилов нет». Только после общественной огласки дела одного серийного педофила стало возможным вычислять и наказывать остальных.

Я верю в то, что мы сейчас стали достаточно сильными как общество, чтобы встречать правду лицом к лицу, какой бы она ни была. Что мы достаточно сильны, чтобы реагировать и действовать.

Когда в областной газете опубликовали снимок арестованного педофила-убийцы, я его узнал. И понял, что выжил после встречи с ним лишь чудом. Однако я никогда бы не оказался с ним один на один, если бы меня хоть о чем-то предупредили взрослые. Чем больше мы знаем, тем лучше можем позаботиться о себе и своих детях. Чем больше мы знаем о реальных и возможных опасностях, тем лучше можем к ним подготовиться, и, что еще важнее, тем лучше можем научиться их предотвращать.

Я рад, что люди говорят, а не молчат. Даже если это кого-то пугает или делает им «неудобно».

Теперь о личном

Конечно, большая часть происшествий всё равно останется неопубликованной. Люди пишут только то, о чем готовы сказать. Именно поэтому большинство историй, которые я прочитал под этим хештегом — про страх, а не про стыд.

Психологическая травма — это неинтегрированный опыт. А опыт не интегрируется, если в организме осталось слишком много непотраченной энергии на «единицу объема тела». Если у человека в критической ситуации получилось действовать, энергия тратится. Если после произошедшего получилось с кем-то поделиться, рассказать, побыть в чьих-то безопасных объятиях, то контейнер, «объем тела», был увеличен. Всё это факторы, которые позволяют организму справиться с интеграцией и завершить жизненный процесс.

Так уж сложилось, что в нашем детстве было много ситуаций, связанных с большим стрессом. И далеко не у всех были «дружеские объятия» и отношения, в которых было бы достаточно доверия, чтобы рассказать о происшедшем. А значит, не было интеграции. Многие мои клиенты не помнят целые годы своей жизни, некоторые с 5 до 15 лет могут припомнить лишь несколько эпизодов. Половина из которых потом оказывается более поздней фантазией, сгенерированной с чужих слов.

Всё это означает, что в том периоде было много опыта, который человек не мог интегрировать. Это означает, что организм тратит массу сил на то, чтобы не пустить этот опыт в осознание, чтобы не быть с ним в контакте. Это нормальный нейрофизиологический механизм, который позволяет как-то жить даже с неинтегрированным опытом. И если человек выиграл время и стал достаточно силен, чтобы начать этот опыт интегрировать, если у него появились цели, для которых нужна та энергия, и те силы, которые уходят на сдерживание травмы, то так или иначе, осознанно или неосознанно, он на такой контакт пойдет.

И, конечно, ему будет тем легче, чем более безопасно для него в этот момент окружение и чем больше людей вокруг него будут готовы поддержать его в этот момент. Именно поэтому люди в кризисе стараются быть ближе к друзьям, быть в кругу единомышленников. Те участники флешмоба, которые делятся своими историями, могут быть такими единомышленниками и друзьями. И только сам человек может решить, как для него легче и лучше — проговорить свой опыт с близким человеком, написать о своём опыте в фейсбуке, или воспользоваться помощью психотерапевта.

Интеграция опыта начинается с контакта с реальностью, с признания факта происшедшего. Только после этого можно переходить к оценке события, его влияния на свою жизнь, оценке успешности или неуспешности своих стратегий, исследовать причины и следствия, свою и чужую мотивацию, делать выводы.

Большинству из нас войти в контакт с реальностью нашей драмы мешает стыд. От нас требовали, чтобы мы справлялись, чтобы мы терпели и слушались. Нас убеждали, что для ребенка, сколь бы мал он ни был, нормально быть самостоятельным, рассудительным, предусмотрительным. Если ты «хороший мальчик», то ты или предусмотрительно избежишь ситуации, или геройски с ней справишься. Одна моя знакомая в детстве чуть не утонула, потому взрослые в лодке думали, что она умеет плавать и вытолкнули с лодки. Теперь я понимаю, что многие, как и я, выросли в таких местах, где «пойти погулять» было похоже на такое экстремальное купание, и воды в той реке не всегда было по пояс.

А если ты не справляешься, если тебе плохо, если ты ошибся и не знаешь, что с этим делать, если тебе причиняет вред взрослый (а взрослых надо слушаться, старший всегда прав, слушайся старших), то, значит, с тобой что-то не так. Ты плохой. Ведь и подразумевается, и в явном виде говорится, что у всех все в порядке, один ты вдруг, неожиданно для всех, оказался бракованным. Это очень стыдно.

Важно не то, чтобы мы рассказали о своем опыте кому-то. Важно, что мы признали его для себя. И понимание того, что что-то подобное происходило и с многими другими нормальными, успешными, сильными людьми, позволяет понять что «я нормальный» и уменьшить стыд. Мы в психологии называем это «нормализация» и всегда это делаем в работе с травмой. Мы за руку ведем человека в объективный мир, где «он не один», и где «и такое бывает».

Если вы прочитали чью-то историю, и что-то у вас отозвалось, зайдите к этому человеку на профиль. Увидьте, что он(а) живой человек, который живет своей жизнью, справляется и ошибается, пробует, делает и добивается. Увидьте, что это хороший сильный человек, который прошел через что-то, через что прошли и вы. А значит, это случилось с вами не потому, что вы плохой и неправильно себя вели, а потому, что так сложились обстоятельства.

Вы взрослый и сильный человек и я уверен, что войдя в контакт со своим неинтегрированным опытом, вы справитесь. С поддержкой или без, интенсивно или по чуть-чуть, вы сможете закончить свой жизненный процесс, стать опытнее и сильнее.

Если вы вспомнили свою историю, и если для вас это нормально и «по силам» — пишите во флешмоб, зафиксируйте для себя и помогите другим. Если вы готовы что-то вспомнить и признать, но не готовы этим делиться — напишите для себя. Лучше, если с помощью ручки, а не клавиатуры (больше зон мозга задействуется, легче справиться и интегрировать напряжение). В любом случае это ваша жизнь и ваш опыт. Только вы решаете, что делать со своим опытом, когда и как его интегрировать. Только вы, ваше здоровье, ваше счастье, ваша сила имеют значение. А если кого-то это напрягает, они могут не читать, не писать, или даже не признавать. Это их жизнь и их право.

Оригинал поста на фейсбуке


Категория:  Фейсбук

Метки: , , ,