МУЖЧИНЫ. СОЦИАЛЬНЫЕ УСТАНОВКИ, КОТОРЫЕ МЕШАЮТ МУЖЧИНАМ ЖИТЬ.

Современный мужчина. Он с рождения растет, окруженный давлением различных социальных стереотипов и установок. «Мужчины не плачут», «Мужчины не боятся», «Нельзя бить девочек» — самые безобидные из них. В этой статье я хотел бы в явном виде проявить существенно более опасные для мужчин послания, те, с которыми мне приходится сталкиваться практически каждый день в индивидуальной и групповой работе со своими клиентами. Потому что они не просто мешают им дышать полной грудью, они мешают им жить.

УСТАНОВКА № 1. ТЫ ЗА ВСЕ В ОТВЕТЕ

Яйца«Мужчина может построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Но стоит ему только один раз не забить гвоздь и всё, он не мужик».

Современный мужчина всем должен. Должен обществу, родителям, сверстникам и сверстницам, школе, работе, жене, детям. Причем должен не так, как должна женщина. Если жена плохо ведет хозяйство, то она плохая жена. НО не ПЛОХАЯ ЖЕНЩИНА.

«Ты за все в ответе» — эта установка стара как мир. В те моменты, когда внешняя среда несет угрозу племени (роду, семье, обществу), для выживания требуется срочная мобилизация мужчин (как более сильных, как лучше ориентирующихся во внешней обстановке, как тех, кто все это построил в конце концов). Естественно, ценой отказа от личных предпочтений, потребностей и т.д.

Высокий уровень стресса, личного или социального, активизирует архетипические паттерны поведения. Мужчина чувствует гиперответственность за все происходящее, автоматически отключается от собственных нужд и потребностей и пытается решить все проблемы вокруг.

В состоянии гиперответственности мужчина (как и любой человек в стрессе) либо плохо мыслит рационально, не может разобраться в ситуации, в истинных причинах стресса, ему сложно связать причины и следствия и действовать адекватно (и тогда спасение только в том, чтобы фанатично придерживаться тех стратегий, которые когда-то приносили пользу, или в том, чтобы «прилепиться к авторитету), либо «включает» гиперрациональность, пытается все рассчитать досконально (цена ошибки — выживание).

В результате мужчина несчастен, не может сконцентрироваться на том, что важно именно для него, и либо отказывается от борьбы, «ломается», уходя в пассивность, либо всю жизнь живет как на фронте, воюя и отстреливаясь (не важно, в штабе или в окопе). Достигая ситуации относительной стабильности и безопасности такой «боец» будет находить себе новых противников или будет разрушать только что построенное, лишь бы сохранить «военное положение». Ведь другие способы жить ему не знакомы, а внешний стресс толкает именно к такому образу жизни.

«Пассивный», или сломанный, мужчина будет обвинять в своих несчастьях всех окружающих, будет избегать ответственности за свою жизнь, перекладывая ее на родителей, начальников, жену, детей, президента и т.д. Такой мужчина слаб и вроде как хорошо управляем. Именно таких мужчин мы называем «подкаблучниками», именно таких мужчин женщины «пилят» и гоняют с дивана. Именно эти мужчины по нескольку раз на дню слышат от окружающих «ну какой ты мужик, ты и на мужчину то не похож». Однако такое понукание бессмысленно и не приносит результата. Лишь загоняет такого мужчину все глубже в состояние «пассивного бунта», одним из наглядных примеров которого является, например, алкоголизм.

С 1914 года (первая мировая) «наша страна», не переставая, находится в очень высоком уровне социального стресса. Конечно, каждая семья с этим стрессом справляется по-разному, кто-то лучше, кто-то хуже, однако общий социальный тренд определяется именно этим регрессом к архетипическим паттернам выживания.

В результате уже много лет, на протяжении 4-5 поколений, мужчины находятся под давлением социальной установки «ТЫ ЗА ВСЕ В ОТВЕТЕ». В поведение, свойственное каналу выживания, их загоняют не только семья, СМИ, окружающие женщины и мужчины, но и они сами. Просто потому, что даже не знают, как это можно, жить по-другому.

Общество к настоящему моменту довело до совершенства свою способность контролировать мужчин (чтобы не отвлекался никуда от задачи защитить и добыть, чтобы ни на миг не забывал, что ОН ЗА ВСЕ В ОТВЕТЕ). Давление это, к слову, весьма разнообразно. К примеру, автоматический отказ общества считать «настоящими мужчинами» мужчин «свободных» профессий (писателей, журналистов, актеров, художников, дизайнеров, и, кстати, психологов) – один из таких вариантов.

Личная же проблема многих мужчин заключается в том, что из-за того, что справиться со всеми проблемами мира просто невозможно, они НИКОГДА, даже на миг, не достигают состояния, когда можно с полным правом и честно глядя в глаза окружающим сказать «Да, Я — МУЖЧИНА!».

УСТАНОВКА № 2. МУЖЧИНА — «ВЕЧНЫЙ РЕБЕНОК»

Не взрослеютСтрах перед мужской силой, перед мужским образом действий сидит в нашем обществе, в наших женщинах и воспитанных ими мужчинах очень глубоко. И он возник не на пустом месте. Мужчины, совершавшие мужские поступки, брали в руки вилы, чтобы защитить от красных люмпенов свое добро, уходили на войну, чтобы защитить свою страну, отстаивали свой взгляд на мир, свою правду перед лицом тоталитарного государства. Воевали, боролись, защищали – и погибали, пропадали без вести, уезжали в воронках.

В результате напуганные, оставшиеся без мужчин женщины стали передавать следующим поколениям ряд посланий: «Сильный мужчина – это опасно, это риск (в любой момент может уйти и не вернуться)», «Не хочешь остаться одна (без мужа) или потерять сына – не дай ему стать мужчиной», «Рассчитывать можно только на себя (опять же, мужчина сегодня есть, завтра нет, а детей кормить надо)». Чтобы выполнить эти установки нужно контролировать мужчину, не давать ему поступать по-мужски. В идеале же для этого необходимо «законсервировать» процесс взросления мужчины, навсегда оставить его «на женской половине». То есть свято верить и воплощать в жизнь принцип «МУЖЧИНА – «ВЕЧНЫЙ РЕБЕНОК»». Ведь пока мужчина не повзрослел – его можно контролировать и с ним ничего не может случиться.

Мальчик сталкивается с этой установкой в моменты, когда слышит дома и на детской площадке «не ходи» (вдруг потеряешься), «не прыгай» (вдруг что-нибудь заденешь, сломаешь, уронишь), «не наступай в лужи» (запачкаешь такие красивенькие сапожки), «не трогай каку» (о ужас, ты испачкаешь руки!, как следствие, наверное, заболеешь и умрешь), «не лезь на дерево» (обязательно упадешь и разобьешься).

Ему запрещают исследовать — «нельзя смотреть, что у машинки внутри», запрещают проявлять самостоятельность – от «ешь, что дают», до запретов нельзя уходить со двора и самому ходить в магазин.

Взрослому мужчине приходится не легче. В нашем языке даже появились специальные слова с четко выраженным негативным оттенком. Драться (и в прямом, и в переносном смысле) – это МАЛЬЧИШЕСТВО. Тем самым обесценивается мужская агрессивность, способность «мужским» способом отстаивать собственные интересы. Мамы учат мальчиков, что драться – плохо, неправильно. Что правильнее – поговорить («женский» способ решать проблемы).

РЕБЯЧЕСТВО. Мужские игры с детьми социумом часто воспринимаются как то, что играют двое детей. Потому что окружающие женщины, не понимая, что на самом деле в этот момент происходит, оценивают такую игру как что-то несерьезное. Игры в мяч, в стрелялки, в борьбу, в компьютер. В это время мужчина на самом деле учит ребенка стратегии, тактике, терпению, пробуждается интерес к исследованию мира, умение отстаивать собственные границы, пробовать и не сдаваться после первых неудач.

Мужчины, ради собственного спокойствия, чтоб «не связываться» с любимыми женщинами «по пустякам», да и чтобы сбросить с себя часть ответственности, соглашаются с таким обесцениванием. Однако когда мы молчаливо соглашаемся с установкой «МУЖЧИНЫ – «ВЕЧНЫЕ ДЕТИ», мы обесцениваем и свою (и своих детей) потребность в исследовании нового, в экспериментировании, изобретении, создании того, чего раньше не было.

А потом наши женщины причитают о том, как мало вокруг НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН.

УСТАНОВКА № 3. ТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ СИЛЬНЫМ ВСЕГДА И ВО ВСЕМ

ВсемогущийКорень этой установки – в межпоколенческой передаче страха. Страха перед миром. Женщины транслируют этот страх детям в более явном (как правило) виде, мужчины – в более скрытом. Но транслируют и те, и другие. Мир враждебен. Я не такой сильный, как мне бы хотелось. Не такой сильный, чтобы перестать бояться. Поэтому ты должен быть сильным, сильнее меня. Только так можно выжить. Заодно и мне будет спокойнее и безопаснее.

Благодаря именно этой установке большинство современных мужчин в глубине души считают себя неудачниками. «Настоящему мужчине» не может быть больно, обидно и страшно. Скрывая от всех страшную правду о собственной «слабости», мужчина живет с ощущением собственной неполноценности, с чувством вины, что так и не стал «настоящим мужчиной».

Свято веря, что настоящий мужчина должен быть сильным всегда и во всем, он обесценивает собственные достижения (любое достижение – норма, а не подвиг), и нагружает гипертрофированной значимостью каждую неудачу. В деталях помня о каждой своей ошибке, он постоянно спрашивает себя, есть ли еще шанс всё поправить или уже «всё пропало». И либо сдается, смиряясь с тем, что уже провалил лучшее дело своей жизни, оказался хуже своего отца и не оправдал доверия любимой женщины, либо вновь, стиснув зубы и забыв про то, что он живой человек, снова бросается в бой всех со всеми.

Еще один признак такого мужчины – вечное самосовершенствование. Он получает одно образование за другим, развивает в себе всё новые качества и умения. Однако делает это не потому, что это интересно или нужно для каких-то конкретных нужд, а потому, что это делает его броню более толстой, а вид более устрашающим. Ведь есть надежда, что под этими грохочущими доспехами никто не разглядит мальчика, напуганного необходимостью справиться со всем миром.

Уже с детства мальчик узнаёт, что «мужчины не плачут», что проявление любых чувств и эмоций (даже агрессии) аналогично проявлению слабости и недостойно мужчины. Даже защитить себя мальчик не вправе, особенно если его ударила или обидела девочка. Вспомните, как дети играют в песочнице и что происходит, когда девочка обижает мальчика. Его естественный порыв защититься сразу же обрывается родительской фразой: «Девочек обижать нельзя, ты же мальчик! Ты сильнее». И ему ничего не остается, как подавить в себе обиду и гнев, хотя в душе он и не понимает, почему должен с этим мириться.

Закаляя характер будущего «сильного мужчины», его растят по-спартански: никаких «лишних» прикосновений, объятий, поцелуев. Его нельзя жалеть, а наказывать нужно «как следует», «чтобы понял». А о том, что такое сострадание и снисхождение, мальчик может узнать разве что из книг (вот только из каких?).

Чтобы не показывать свою слабость, свои чувства, маленький мужчина с детства одевает железное забрало невозмутимости (читай, эмоциональной скупости, замкнутости, скрытности). Со временем и сам теряя связь со своими чувствами и эмоциями.

После того, как мальчик становится взрослым, давление установки «ТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ СИЛЬНЫМ ВСЕГДА И ВО ВСЕМ» только усиливается. Если раньше ошибки и неудачи можно было хоть частично списать на возраст, то теперь этой возможности уже нет. А дальше для многих начинается гонка, что кончится раньше, воля к жизни или ресурс мотора.

Антон Семёнов


Категория:  Тема недели

Метки: , , , , , , , ,